Громада

Анархист из АТО: надо бороться против внутреннего и внешнего врага одновременно

10805536_816124651785780_8939705614747496009_n-700x700Земляки вони такі – різні. Цей – з Українки. Не одним Бандерою, як кажуть.

***

Не секрет, что многие добровольцы на фронте АТО вышли из той среды, которая и в мирной жизни привыкла считаться с постоянным риском, хотя и в других масштабах. Речь в данном случае о футбольных фанатах. Не стали исключением и болельщики «Арсенала», которые поддержали Украину в вооруженном конфликте на Востоке. «Арсенальцы», как известно, стоят «особняком» на околофутбольной сцене Украины. Болельщики других клубов традиционно настроены к ним враждебно. Среди причин – антифашистские, анархические взгляды «канонниров». Трибуны киевского клуба — едва ли не единственные свободные от расистских оскорблений или неонацистской символики. Впрочем, и в конфликте на Донбассе их мотивация отличается от мотивации их оппонентов — ультраправых. На вопросы Соцпортала ответил представитель фан-движения «Арсенала» Антон, служащий в батальоне «Айдар».

— Расскажи, почему решил отправиться на фронт?
Было желание взглянуть на всё изнутри, понять что и как, а также получить опыт.

— И какой опыт тебе уже удалось поучить за время службы? В каких операциях ты участвовал?
— К сожалению, в тот момент, когда я отправился на Восток, в нашем районе базирования не было активных боевых действий, а точнее наше подразделение не принимало в них участия (было одно подразделение, куда нас не взяли, ибо мы были в расположении всего лишь четыре дня). Поэтому поучаствовать в данной операции не успел. Но неоднократные поездки на полигон были весьма полезны.

— От чего исходит основная опасность на фронте?
— От артиллерии и от своих, так сказать, побратимов, которые могут вести себя порой неадекватно.

— Кем в большинстве своем являются добровольцы?
— У нас в подразделении все были в основном людьми с гражданскими профессиями. Некоторые служили в армии, некоторые — нет. Но у всех поголовно — «обычные» профессии. Многие активно принимали участие в событиях во время Майдана.

— Как они относятся к власти и какие имеют взгляды насчет будущего Украины?
— Отношение к власти крайне негативное. Все желают после изгнания внешнего врага заняться внутренним. Но надо бы это всё учиться делать одновременно. Будущее страны видят независимым. Это одна из главных целей у многих.

— Удавалось ли общаться с местным населением? Если да, то какие можно отметить настроения?
— У нас часть подразделения из разных восточных областей. Так что — да, удавалось. Ну, с обычными людьми не особо приходилось общаться. Но общие настроения, по словам других людей, известны. Там всё относительно и главное для людей, чтобы не было войны. Есть, конечно, «ватная» категория, но и есть адекватные люди. Вот недавно я был в Одессе и там таксист, с которым ехал, оказался родом из Донецка и он крайне негативно настроен к нынешнему положению в его родном городе. Рассказывал по дороге мрачные истории. В общем, люди там разные. Некоторые из них — заложники обстоятельств, а некоторые — эти обстоятельства сами создали. Как говорил таксист, «я смотрю видео, как захватывают горадминистрацию и вижу бабок и дедок со двора, которые в обычной жизни ходят еле-еле, а тут двери выбивают».

— Афишировал ли ты свои антифашистские, анархические взгляды? Какова реакция?
— Да там знали о взглядах на жизнь. Отношение абсолютно адекватное, если в общении копнуть глубже, то выйдет, что у некоторых людей схожие взгляды.

— Сколько вообще антифа воюют?
— Не особо много и всегда разное число, ибо кто-то поехал, кто-то приехал и так по кругу. Но я скажу, что это не так уж и много людей в данный момент.

— Как жилось антифашисту, который по курсирующей в некоторых СМИ информации,служил в «Азове»?
— А он всё ещё там и всё у него чётко.

— По ту сторону фронта действительно много российских антифа или это единичные случаи?

— Есть некоторые персонажи, которые поддерживают ту сторону фронта. Те, кто реально воюют — это единичные случаи.

— Будешь возвращаться на фронт?
— Буду и не один. Сейчас мы активно решаем этот вопрос.

Comments: