без категорії

Брат всесвітньо відомого філософа вивчив “мужицьку мову” в Обухові

1Вони відрізнялися як герої “Надприроднього”: мовою, ідеологією, образом України. Це один з найбільш яскравих прикладів “політичної”, а не “етнічної” національної ідентифікації. Сергій Бердяєв, брат Миколи Берляєва, українофіл і есер, позивний “Обухівець”. Про нього в нарисі А. Підволоцького на шпальтах “Фрази”.

***

Думаю, все интеллигентные люди знают киевлянина Николая Александровича Бердяева (1874-1948), знаменитого (и, может быть, самого выдающегося) российского философа, автора работ «Русская идея» и «О рабстве и свободе человека». Гораздо меньше знают, что его старший брат Сергей Александрович Бердяев был известным в свое время украинским поэтом, публицистом и переводчиком…

Сергей Александрович родился в 1860 г. в семье князя Александра Михайловича Бердяева и его супруги,Александры Сергеевны (урождённой княгини Кудашевой). Семья их принадлежала к сливкам российской аристократии, однако маленький Сережа совсем не был снобом. Еще в детстве он охотно играл с уличными ребятишками (имение Бердяевых находилось в г.Обухов под Киевом), у которых и выучился «мужицкому языку». Как-то отец увидел, что Сергей свободно говорит по-украински с прислугой, — и отдал сына в частную коллегию (4-классную гимназию) имени Павла Галагана, где учились многие отпрыски знатных казацких родов. Преподавали в коллегии известные украинские просветители Павел Житецкий и Иван Нечипоренко, а знаменитый украинский писатель Иван Франко два года (1885-1986) работал в библиотеке коллегии — правда, это было уже после того, как Сергей Бердяев её окончил. (К слову, в коллегии им. П.Галагана в разные годы учились будущие знаменитости: историк Агатангел Крымский, поэт Михаил Драй-Хмара, патофизиолог Александр Богомолец, ботаник Владимир Липский и многие другие.)

По окончании коллегии, по настоянию отца, Сергей отправился в Санкт-Петербург, где пытался учиться в Морском корпусе, но военная муштра оказалась не для него. Тогда молодой Бердяев продолжил учебу в Брюсселе и Вюрцбурге и, в конце концов, получил диплом врача.
Однако к врачебной практике новоиспеченный врач так и не приступил, ибо к тому времени его манила другая стезя — литературная. Имея феноменальные способности к языкам (С. Бердяев помимо русского и украинского знал латынь, новогреческий, французский, итальянский, испанский, английский, немецкий, шведский, венгерский, ирландский, польский, чешский и болгарский языки), он много занимался переводами.
Сергей Александрович писал как на русском, так и на украинском языках. Его стихи и прозу печатали в российских (журналы «Наблюдатель», «Русский архив») и украинских периодических изданиях (газетах «Дело», «Буковина», «Общественное мнение», «Рада»; журналах «Заря», «Литературно-научный вестник» и др.) Известно более 30 его псевдонимов, но самым известным является Сергій Обухівець — по месту, где поэт родился и провел детство.

Чтобы подчеркнуть свою близость к украинскому народу, Сергей Бердяев одевался «по-народному», за что его часто называли «хлопоманом» (украинский аналог русского народника).

В 1884 г. Сергей Александрович женился на Елене Гродской, молодой киевской писательнице. Это был счастливый брак двух литературных подвижников, в котором у них родилось трое сыновей.

С конца 1880-х годов чета Бердяевых занялась собственной издательской практикой. Так, в 1890 году они основали в Киеве литературно-научный журнал «По морю и суше», который получил высокую оценку самого И. Бунина. К сожалению, через три года Бердяевы были вынуждены продать журнал, который в чужих руках быстро захирел. Недолго просуществовали также газеты «Киевская заря» и «Работник», основателем и главным редактором которых был Сергей Александрович. И дело тут не в журналистской несостоятельности или финансовых просчетах. Просто Бердяевы не остались равнодушны к прокатившимся в середине 1880-х гг. еврейским погромам и не раз бичевали антисемитизм, в том числе на страницах собственных изданий, вследствие чего у них были неприятности.

В 1907-1912 гг. Бердяевы проживали в Москве, но Сергея Александровича тяготило пребывание на чужбине и при первой же возможности он вернулся в Киев, где и умер 6 (19) ноября 1914 г.

Творчество Сергея Бердяева мало изучено, а длительное время было в забвении (в советский период опубликовано всего одно его стихотворение). Думается, незаслуженно. Лучшие из украинских стихотворений Сергея Александровича — «Ночью», «Моим сыновьям», «К Украине» — ярко выражают переживания поэта за судьбу украинского народа. Всего в его поэтическом активе более 500 стихотворений (из них более сотни — на украинском), в том числе и это, которое в переводе не нуждается:

Молися, сину, за Вкраїну,
Молися, сину мій,
Щоб Бог підняв її з руїни,
Щоб дав Він волю їй.

С.Бердяев является также автором статей о творчестве И. Карпенко-Карого, Н. Лысенко, М. Метерлинка; он переводил стихи И. Франко, И. Маковея, Н. Вороного на русский и немецкий языки, а И. Сурикова, Ф. Фрейлиграта — на украинский.

…Кто-то из читателей может удивиться: как так? как родные братья, от одних отца и матери, могли относить себя к разным этническим группам? Ответ на это вопрос дал Бенедикт Андерсон в работе «Воображаемые сообщества»: не важно, к какой нации ты принадлежишь по факту рождения — гораздо важнее, к какому народу ты причисляешь себя сам!

Білокам’яна

Господь мене благослови
Втікти з нуднійшої столиці,
Нема у світі гірш Москви,
Пріч — з сього пекла і в‘язниці!

Не можна дихати грудям
Поміж дурною кацапнею,
Як раб, коло рабів ти сам
Тут одурієш вкупі з нею!

Лиш добровольці-шпигуни
Там завше із тобою рядом;
В мозку читати хтять вони,
Житє твоє зробити адом…

В літературі там донос
Панує та цвіте усюди;
А скільки горя, скільки сльоз
Правдиві й щирі знайдуть люди!..

Побачить волю в кайданах —
Ось «патріотці» що по серцю…
Свободним душам на острах
Вона бажа завдати перцю…

Та ще церкви будує — се
За подлость небесам заплата.
І поміч нуждарям несе,
Бо грошей в неї є багато!

Та храм сей і піддержка та
Перед Христом не много варті.
Не праведність, а срамота,
Над бідністю пекельні жарти…

Зостатись я не можу тут, —
Содом сей і Гоморру кину:
Поки не грянув Божий суд,
Вернусь на чесну Україну!

Белокаменная (перевод)

Господь мой! Помоги же мне
Уехать из зануднейшей столицы.
Нет в мире хуже, чем в Москве.
Прочь — здесь душа моя томиться!

Здесь полной грудью не вздохнешь
Между кацапами дурными,
В кругу рабов ты сам поймешь,
Что одуреешь вместе с ними!

Лишь добровольцы-шептуны
Всегда с тобою ходят рядом;
В мозгу читать хотят они,
И жизнь твою устроить адом…

В литературе там донос
Цветет и властвует повсюду;
А сколько горя, сколько сльоз
Правдивые увидят люди!..

Увидеть волю в кандалах —
Вот «патриотке» что по сердцу…
Внушить свободным душам страх,
А непокорным — всыпать перца…

Повсюду маковки церквей –
За подлость небесам оплата.
А нищим кинут у дверей –
Пусть Вам живется так богато!

И храм, и милостыня та
Перед Христом совсем убоги.
Не праведность, а срамота,
Прямее в пекло нет дороги…

Остаться разве можно тут? —
Содом сей и Гоморру кину:
Пока не грянул Божий суд,
Вернусь в чеснУю Украину!

Tags:

Comments: