Культура

Історія Обухова за версією Руліковського: втрачені назви, невідомі місця, забуті герої

Edward_Rulikowski

Ми мало знайомі з творчістю Едварда Руліковського, цього фантастичного поляка, нашого земляка і етнографа.  Свого часу ми пропонували читачам Хронік його монографією про Трипілля. Тоді з перекладом допоміг Вячеслав Медовник. Цього разу сталося так само. За це йому щільне і відверте “дякую”, оскільки волонтерство, друзі, буває різне. В медіа і краєзнавстві воно не легше ніж деінде.

Цікаво, що:

1. Руліковський кілька разів згадує про 2 городища. Одне з них було на Лукавиці, зараз це район “Школи-Піщани”. Питання в тому, де?

2. Крім того, він згадує про порожні обухівські пагорби, де, як писав той же Похилевич могли бути “дачки” з пасіками etc. трипільців, принамйні, місцевої шляхти.

3. Згідно з Вікіпедією один із очільників Коліївщини Микита Швачка народився на Волині, за іншими — був канівським міщанином. У Руліковського він з Обухова.

4. Обухівці були на всеє зле проворні, в тому числі на грабіж. Мабуть тому, місцевий гоп-стоп зник як явище пізніше ніж на Троєщині:)

5. І насамкінець, він згадує кільканадцять місцевих топонімів. Всі вони, чейзе, не збереглися. Зараз зрозуміти, де була гора Городок (та сама з городищем) або Чортова могила важко, часто неможливо.

ЧИТАЙТЕ ТАКОЖ: ШабаТ і шабаШ: вся нечисть обухівської ночі в одному купе

***

… Обухов, город на реке Кобрын, Rиевского повета. Лежит из нескольких холмах, разделяющих его на части, на ручье, сейчас именуемым Кобрыной, ранее называемым Лукавицей, который несёт свои воды в Стугну, впадающую в Днепр.

Обухов делится на Малый и Большой, имеет три церкви, одна из которых (Воскресенская) – каменная. В государственной части города проживает 3018 жителей, в остальной (земли князя Горчакова) – 2216 жителей. Всего – 5234 жителей.

Благодаря положению, окруженному холмами, жители Обухова издавна занимаются выращиванием фруктовых деревьев. В старом документе 1630-го года упоминается, что уже тогда и в самом Обухове, и во многих его окрестностях  выращивали фруктовые деревья наивысшего качества. Почва здесь плодородная. А два городища свидетельствуют о древности поселения.

Обухов и Германовка с самого начала составляли одно владение, принадлежащее одним и тем же наследникам.  Архивные свидетельства об этом поселении датируются 15-м веком. Между 1430 и 1436 годами, Великий князь литовский Свидригайло даровал своему стороннику Юрше Станковичу землю между реками Лукавица (сейчас Кобрын), Красной, Бобрицей, Стугной и Гороховатой, с заселёнными местами, такими как Лукавица с городищем (позднее – Обухов), Вепрынем, Хворошней и Глеваками (позднее – Германовка).

Юрша происходил от литовско-русских бояр. Участник всех экспедиций и сражений проводимых Свидригайлом, с молодых лет и до старости служил ему. Сначала старостой Луцким, потом Брацлавским (Карамзин, том 5, стр. 939), наконец воеводой Киевским (1437-38) годы. Имущество Юрши унаследовал его сын Иван, или Ивашко Юршин, наместник Владимирский.

Когда киевский чиновник Олелько отобрал его имущество, Ивашко пожаловался королю Казимиру. Король рассмотрел жалобу и приказал Олельку Владимировичу вернуть имущество. В 1483 произошло нашествие Менгли-гирея. Киев, как и его окрестности были захвачены и владения Юрши разделили судьбу края. Лукавица с городищем, Вепрын, Хворошня и Глеваки были сожжены. У Ивашко была только одна дочь, которую взял в жены Олехно Монвид-Дорогостайский, взяв в приданое на Киевщине «пустые селища».

Этот Oлехно имел сына Петра, кухмистра Литовского (1499). От него владения те были прозваны «Кухмистровщина». Петр имел сына Миколая, мечника Литовского (1539-1547), умершего около 1548., который оставил после себя сыновей: Миколая, воеводу Полоцкого (1576), Петра, Станислава и Яна. При разделе наследства в 1550 Кухмистровщина досталась самому младшему – Яну. Ян вскоре умер, оставив малолетнего сына Павла.

Кухмистровщину взял в опеку дядя мальчика Пётр Миколаевич, кастелян Минский,  а племянника отправил на учёбу за границу. Тем временем внезапно разнёсся слух, что молодой Дорогостайский умер за границей. Воевода, уже не только как опекун, но и как наследник умершего якобы Павла Дорогостайского, Кухмистровщину, считая своей, в 1588 продаёт князю Янушу Острожскому за 300 кип литовских денег.

Князь получив во владение эти пустоши, своим указом восстановил и заселил их. Вскорости появились тут новые сёла: Васильев (названый по имени основателя), Перегоновка, Деремезна, Красное, Глеваки, Германовка, а на месте бывшей Лукавицы – Обухов, названный так потому, что на городище той пустыни поселился его подданый Обух, который переселился сюда из-за татарской угрозы татар.

Тем временем, «умерший» Павел Дорогостайский неожиданно возвращается в страну и спрашивает о наследстве отца, обнаруживает его в чужих руках, требует вступления в права. Князь Острожский, осуждённый не только за узурпацию, но и вынужденный на реституцию наследства, имея процессы с Трипольскими, соседями из Триполья, уступает им земли из тех же владений на несколько миль, а сам «голый Обухов» возвращает Павлу Дорогостайскому 4 сентября 1598 года.

Молодой племянник, завладев урезанной в границах Кухмистровщиной,  немедленно начинает  прерванный спор с Трипольскими об отобранных от его владений землях, доказывая, что таковые испокон веков не Триполью принадлежали, а Кухмистровщине.

И только предыдущий владелец, дядя Пётр, по причине уничтожения татарами, когда Кухмистровщина лежала пустошью, отдал её в наём Трипольским на пасеки, пастбища, сенокосы и ловлю бобров в реке Красной. Трипольские долго не торопились соглашаться, но убедившись, что не смогут убедительно доказать свою правоту, договорились с Дорогостайским заключить мировое соглашение. Судьей всей киевской земли был Щенсны Харленски из Бышова, известный  несгибаемой целостностью характера.

Приглашенный сторонами, охотно взялся за изучение дела, вскоре убедился, что пострадавшей стороной является Дорогостайский и постановил восстановить Кухмистровщину в старых границах. Трипольские были недовольны приговором, и обвинили Харленского в ненадлежащем рассмотрении дела и приговоре. В это время Павел Дорогостойский умирает, оставив Кухмистровщину своей единственной дочери, которая замужем за Анджеем Фирлеем.  Этот Фирлей, кроме владений отцовских в разных сторонах Малопольши, после своей бабки по материнской линии  взял в наследство на Волыни Козин, Урлу и Почаев.

Был убежденным евангелистом. Хроникер Ерлиш говорил о нём, что тот был скупердяем и имел печаль к Фирлею из-за того, что тот от Нещерова, села его, граничащего с Обуховым, земель много поотбирал, которые ещё со времён, когда Кухмистровщина пустовала, незаконно к тому же Нещерову были присоедены.

Но и с Трипольем спор за землю продолжался. Но уже не с Трипольскими, а с Макс. Брзозовским, который стал владельцем Триполья. Как Фирлей с одной стороны, так и Брзозовский с другой, враждуя взаимно, к набегам своим привлекали нереестровых казаков, так называемых «выписчиков», которых было много в то время по сёлах. Они охотно шли на набеги, рассматривая их как поле для лёгкой добычи.

После корсуньского поражения Обухов находился во владении казаков и впоследствии долго оставался местом постоянного пребывания сотни, принадлежащей киевскому козачьему полку. В 1649 сотником был Яков Красовский (Бодянский, Реестр войск запорожских, стр.152).

Известно, что когда гетьманы пошли на ясыр, то Анджей Фирлей и Миколай Остроруд стали называться командирами, с равноправным уровнем власти между собой. Анджей Фирлей защищал впоследствии Збараж. Во время штурмов козаки глумливо кричали Фирлею: Ты, диду Фирлию, продай нам олию!, поскольку из-за его старого возраста считали  способным только масло продавать.

Фирлей умер в 1649 старым и бездетным, а Обуховщина перешла по наследству его сестре Анне, кастелянке радомской, замужней за Йоахимом Тарновским. Обуховщина принадлежала Тарновским только формально, так как известно, что в ней располагались  казаки. В 1651 по Берестейскому договору литовские войска под командованием Януша Радзивилла, Великого гетьмана Литовского, проходили через Обухов, после чего, в Германовке объединились с королевскими.

Примерно в 1653 антиохский патриарх Макарий, ехавший в Москву, проезжал через Обухов. Архидьякон Павел, описывающий это путешествие, писал: и

…из Триполья прибыли мы в местечко, называемое Обухов, по кругу окруженное холмами. В городке том есть две церкви, в одной из которых отслужили службу в день Святого Ивана Крестителя. Затем осмотрели мы ярмарку, которая проходит в этот праздник ежегодно…

В 1656 Антон Жданович, киевский полковник, принёс челобитную царю Алексею, чтобы тот отдал ему Обухов и Германовку, которые со времён поражения в них войск Януша Радзивилла «пустовали», что не соответствовало действительности.

Жданович не получил одобрения своей челобитной. Пуффендорф рассказывает, что тот же Жданович стал причиной смерти Богдана Хмельницкого.  Хмельницкий был уже прикован болезнью к постели, но узнав о поражении, понесённом вследствии бегства казаков под предводительством Ждановича, вызвал Антона и так гневался, что вследствие эпилептического приступа утратил речь и через семь дней отдал богу душу. Смерть Хмельницкого спасла жизнь Ждановичу, приговорённому уже к смерти. Известно, что в результате договоров Андрусовского (1676), а затем “Вечного мира” (1686) Киев отошел к России с границами по рекам Ирпень и Стугна.

Обухов, лежащий на правом берегу реки Стугна, был уже за границей оторваного края. Тем не менее, со временем, киевские губернаторы отодвинули линию границы далеко вглубь страны острым и глубоким клином аж по реке Насташке. Очевидно, что Обухов таким образом был потерян, а Тарновские утратили наследство. Поэтому, в 1728, 1748 и 1774 шляхта киевского воеводства, в инструкциях, выданных послам, настаивали на поднятии вопроса урегулирования границ и возврате Обухова Тарновским.

Всё это, однако, не имело эффекта. Хотя в 1783 в результате установления границы особой комиссией, несправедливо отобранная территория аж до реки Насташки была сокращена, Обухов с небольшим участком на правом побережье Стугны остался на территории России.

Швачка, предводитель бунта 1768, был родом из Обухова. Обухов вообще имел злую славу. Обуховские люди грабили людей на дорогах, представляя опасность для проезжих. В 1787, когда Потоцкий ехал на встречу с Катериной второй в Киев, на его колонну напали обуховцы на Краской горке около Виты.

Память о той тяге жителей Обухова к разбою сохранился даже в молитве: Сохрани Боже мир, от Обуховского люда и Васильковского суда…

Царь Павел Первый отдал одну половину Обухова комендантам Киевской крепости, другую – генералу Бердяеву.

В старых документах сохранились названия некоторых урочищ в окрестностях Обухова, такие как:

Нижний вал, Перекрестный вал, Змеиный вал, Плоская Могила, Контратов курган, Могила-одиночка, Чертова могила, Городок, урочище Мурул (в верховьях Красной), Шпицын хутор, долина Голованева, Сойчина долина, Кухмистровский лес, Деревянная пуща.

1 rulik 2 rulik 3 rulik

Загрузка...
Tags: , , , , , , , , , , , , , ,